Рубрика «#140 лет Тюменскому музею»


В рубрике «#140 лет Тюменскому музею» собраны интересные факты о Тюменских музеях.


1. В  1847 году на здании городской Думы (ныне музей «Городская Дума») были установлены первые общественные часы города.
Башенные часы с боем по типу курантов Московского Кремля по системе московского часовщика Ивана Бутенопа, сконструировал крестьянин Успенской волости Алексей Иванович Трусов, проживающий в Тюмени. Известно, что мастер занимался в городе Тюмени часовым делом вместе с двумя сыновьями. 
Тюменские куранты занимали всю высоту здания. В башне – пожарной каланче (была расположена на крыше здания Музея «Городская Дума» в 1847 году) размещались колокола для часов, на фронтоне – циферблат, на втором этаже – механизм, а в часовые шахты первого и цокольного этажей опускались гири. Бой часов был слышен в разных частях города.
После революции и гражданской войны часы из-за потери отдельных деталей остановились, исчезли колокола.  Тюменские куранты были восстановлены в 1953 г. механиком Алексеем Григорьевичем Галкиным (1890–1980). После ухода Галкина часы, которые шли в течение 24 лет, стали давать перебои в работе, а через некоторое время снова встали.  В 1986 г. они были вновь отреставрированы Павлом Петровичем Ларионовым (1927 г.р.). С тех пор часы работают постоянно. 

В 2017 г. старинному механизму, который сохранился в первозданном виде, исполнилось 160 лет.


!Тюменские куранты_Музей Городская Дума.jpg    !Тюменские куранты_Музей Городская Дума!.jpg                  


2. Первый музей в Тюмени.
Первый музей в Тюмени появился в далеком 1879 году. Это был учебный музей при Тюменском Александровском реальном училище. В конце XIX века в городе сложилась странная ситуация, с одной стороны музей есть, высоких гостей (в том числе иностранных) с ним знакомят, им гордятся и восхищаются, а с другой стороны – посещать его могут только учащиеся реального училища. Чуть больше столетия назад музей был недоступным местом для большинства жителей нашего города.
Общедоступным музей стал благодаря Николаю Чукмалдину. В мае 1899 года купец обратился к Тюменской городской Думе с предложением устроить в городе общедоступный публичный музей. К этому моменту он уже выкупил у И.Я. Словцова принадлежавшие ему коллекции, добавил к ним собственную, весьма обширную коллекцию и превосходную библиотеку. Николай Мартемьянович предложил подарить всё это городу при условии, что тюменские власти построят специальное здание для музея. К сожалению, Городская Дума отказала ему, сославшись на недостаток средств. Тогда Чукмалдин официально передал все свои коллекции Тюменскому Александровскому Реальному училищу с условием, чтобы под постоянную экспозицию было выделено четыре просторных зала, и, чтобы в праздничные и выходные дни музей был доступен для всех желающих.                                      

Тюменское реальное училище - открытка нач. XX в.jpg Так выглядел музей реального училища в 1890-х годах. Из книги Н. Чукмалдин Мои воспоминания.jpg

*Фотографии из фондов ГАУК ТО «Тюменское музейно-просветительское объединение»


3. В Музейном комплексе им. Словцова хранится более 35 тысяч фотографий и негативов.
Главное место среди них занимают виды Тюмени и портреты ее жителей. Многие из фотографий поступили в музей от самих горожан и известных фотографов. Особое место занимает коллекция негативов, переданная музею тобольским меценатом Аркадием Григорьевичем Елфимовым. Это более сотни портретов жителей Тюмени начала XX века работы тюменского фотоателье Луки и Константина Родионовых на стеклянных негативных пластинах.

В 1930-е годы фотоколлекция была вывезена из Тюмени в Киев известным украинским краеведом Иваном Спиридоновичем Абрамовым. Позже негативы Родионовых оказались в частном собрании в Польше, в городе Лодзь. Они были приобретены российским коллекционером А. Капрановым и возвращены на родину. Новый владелец коллекции – Аркадий Григорьевич Елфимов – в июле 2006 года передал ее музею. В том же году был выпущен альбом «Вся Тюмень. Портреты горожан начала ХХ века в фотографиях Л.И. и К.Л. Родионовых», в котором впервые была опубликована большая часть уникальной коллекции.
1 негатив.jpg2 негатив.jpg3 негатив.jpg4 негатив.jpg6 негатив.jpg
*Негативы из фондов ГАУК ТО «Тюменское музейно-просветительское объединение»


4. Первый в коллекции музея безмен. Латунь. 1811 г.
В наши дни такой предмет  вызывает удивление: длинная палка с набалдашником   скорее  похожа на средневековое холодное оружие – булаву. Только чашка на цепях да градуированная шкала на стержне выдают в предмете взвешивающее устройство. Это русский безмен. Конструкция его проста и оригинальна. На одном конце  зафиксирована гиря, ее масса составляла порядка 1 русского фунта (409,5 граммов), далее - рукоять с  измерительной шкалой, завершает изделие металлический крюк и чашка на цепях. На крюк подвешивали товар и уравновешивали безмен  на  ремне, перемещая  по  шкале. Добился равновесия – смотри  каков  вес товара.

На этом первом в коллекции музея безмене есть дата: 1811 год.   Его противовес - гиря вся в царапинах и пробоинах. И в самом деле, можно поверить, что безмены порою использовались и в качестве оружия. Ими можно было не только взвесить товар, но и, при необходимости, дать отпор злоумышленнику. Может в этом одна из причин того, почему торговцы считали безмен исключительно удобным и полезным орудием торговли.

Этот самый - первый в коллекции безмен был подарен музею Тюменского Александровского реального училища купцом и меценатом Н.М. Чукмалдиным еще в конце XIX века. А в наши дни безмен украшает коллекцию «Металл» «Музейного комплекса им. И.Я. Словцова».

 

*Фотографии из фондов ГАУК ТО «Тюменское музейно-просветительское объединение»



5.  Коробка гербарная Ивана Яковлевича Словцова. 1880-е гг.                 

Некоторые предметы в музее имеют особое,  мемориальное  значение. А если это связано с именем И.Я. Словцова, то  их статус еще более увеличивается.  К таким предметам относится гербарная коробка, которая во времена работы Словцова использовалась как оборудование.  В неё Иван Яковлевич складывал засушенные растения из своих многочисленных поездок по Тюмени и её  окрестностям. Надпись на коробке так и гласит: "Флора Тюмени. собр. Словцова". В правом верхнем углу указаны номера «38»,  более мелким шрифтом – «2887».

Длительное время эта коробка находилась в фондохранилище, и относилась тоже к оборудованию.  Но уже в наше время, в 2000-е годы хранителем было предложено внести её в основной фонд  коллекции  «Ботаника».  Гербарных листов, подписанных самим И.Я. Словцовым, к сожалению, не сохранилось. Зато прекрасное подтверждение того, что гербарий собирал и определял сам Словцов  - есть в Ботаническом институте имени В. Л. Комарова РАН в Санкт-Петербурге (БИН РАН).

Теперь эта коробка – весьма востребованный предмет на выставках, посвященных истории музея.

26999 Гербарная коробка_сайт.jpg

*Фотография из фондов ГАУК ТО «Тюменское музейно-просветительское объединение»

ТОКМ ОФ-26999. 



6. СИБИРСКАЯ МОНЕТА.

В фондах Музейного комплекса им. И.Я. Словцова в коллекции «Нумизматика» хранится более сотни сибирских монет.

Специалистам, и прежде всего музейным работникам хорошо известны сибирские монеты второй половины XVIII века, на лицевой стороне которых изображён вензель Екатерины II, окруженный венком из лавровой и пальмовой ветвей, а на обороте два соболя держат коронованный щит с номиналом монеты, окруженный надписью "Монета сибирская".

Как же появилась сибирская монета, зачем она была нужна? Дело в том, что в XVIII веке в России основой денежного обращения была тяжеловесная медная монета, и доставка и распространение её в отдаленную Сибирь обходились очень дорого для казны. Оптимальным вариантом было бы создание в Сибири собственного монетного двора, но проблема была в том, что в регионе отсутствовала развитая медеплавильная промышленность, необходимая для изготовления монет. Однако в середине XVIII века начинает развиваться добыча благородных металлов на Алтае, на Колывано-Воскресенских горных заводах, при этом остаётся достаточно большое количество меди, содержащей, однако, небольшую примесь серебра. Вот из этой-то, оставшейся в большом количестве меди и было принято решение чеканить особую монету, имеющую хождение только в Сибири.

 Новый монетный двор был основан на притоке Оби, реке Нижний Сузун в 130 верстах от Барнаула. Из Екатеринбурга были доставлены станки и оборудования, а из Петербурга — мастера и матрицы для изготовления сибирских монет. В 1766 году Сузунский монетный двор начал свою работу — начался выпуск сибирских монет номиналов в полушку, денгу, 1, 2, 5 и 10 копеек.

К началу 1780-х гг. запасы серебристой меди, содержащей примеси золота и серебра истощились, оставшаяся руда имела чрезвычайно малый процент примесей, поэтому в ноябре 1781 г. от чеканки сибирской монеты казна отказалась, перейдя на чеканку общероссийской монеты.

1434-16 Сибирская монета 10 коп_сайт.jpg

*Фотография из фондов ГАУК ТО «Тюменское музейно-просветительское объединение»



7. Что за слово такое чудное - «ендова»?

Давно ендовы ушли из нашего быта, и сегодня их можно увидеть лишь в музейных коллекциях, например, в коллекции «Металл» «Музейного комплекса им. И. Я. Словцова».

Два же брата между тем

Деньги царски получили,

В опояски их зашили,

Постучали ендовой

И отправились домой.

П. Ершов «Конёк-Горбунок»

Почему, продав златогривых коней, братья Ивана в сказке П. Ершова «Конек-Горбунок» «на радостях» «постучали ендовой»?

Немногим в наши дни знакомо слово «ендова». А ведь в прошлом его знал каждый русский человек. Ендова - закрытый или открытый приземистый сосуд с носиком, бытовавший широко до конца XVII века. Это праздничный сосуд для «праздничных» же напитков. Бывало, в старину, нарядно одетые хозяйки выходили за ворота и угощали прохожих пивом, медом, брагой, разливая их из ендов по чаркам. Медные подвесные на цепочках ендовы предназначались для общего пользования, например, в корчме. По венцу таких чаш четко и красиво вычеканивалась надпись самой широкой адресации: «Чашка доброго человека». Вот и становятся понятными слова из сказки П. Ершова: «постучать ендовой»  - значит посидеть за праздничным столом и «отметить» какое-то событие «веселым» русским напитком, налитым в ендову.

11362 ендова_сайт.jpg

*Фотография из фондов ГАУК ТО «Тюменское музейно-просветительское объединение»


8.  Зуб Мастодонта (сем. Mammutidae, †Mammut sp. (syn. Mastodon)

10 января 1989 г. сотрудником музея, палеонтологом,  впоследствии научным сотрудником  Института экологии растений и животных УрО АН СССР (г. Свердловск) Н.Е. Бобковской была  определена видовая принадлежность  зуба  хоботного, находящегося в музее.  Зуб (моляр) низкокоронковый, с тремя парами  крупных бугров, затронутых стиранием - принадлежал мастодонту. Местонахождение неизвестно.

По литературным данным этот вид обитал и на территории нашего региона.

Первые мастодонты появились в Африке в олигоцене, примерно 35 млн лет назад. Позднее эти хоботные распространились в Европе, Азии, Северной и Южной Америке. Последние мастодонты вымерли около 10 000 лет назад. В отличие от современных слонов, у мастодонтов бивни имелись как в верхней, так и в нижней челюсти. Поздние мастодонты имели только одну пару бивней.

Этот предмет предположительно из коллекции Тюменского Александровского реального училища был записан в основной фонд  и занял достойное место в коллекции музея.

26931 Зуб мастодонта_сайт.jpg

*Фотография из фондов ГАУК ТО «Тюменское музейно-просветительское объединение»


9. Коллекция подвесных чернильниц. Медь, литье. Россия. XVII-XIX вв. 

В коллекции «Металл» «Музейного комплекса им. И.Я. Словцова» есть небольшая, но весьма любопытная коллекция старинных подвесных чернильниц. Литые орнаменты на их гранях напоминают прямо-таки сказочные сюжеты: на одной из них райская птица Сирин «поет» свои песни о грядущем блаженстве, на другой – вечная битва льва и единорога. На третьей - скачет на коне то ли земной, то ли небесный всадник. А это кто, неужели Горгона?… Такие мысли приходят всякому, кто пристально рассматривает эти медные чернильницы. 
Нужно сказать, чернильницы являлись редкостью в допетровской Руси. Как правило, ими владели не просто грамотные люди, а те, кто был связан с работой, требующей письма – государственные служащие писали указы, монахи переписывали в монастырях книги и летописи. Чернильницы были в обиходе представителей царской семьи, бояр и дворянства еще и потому, что являлись весьма дорогим аксессуаром письменного стола. В зависимости от знатности и богатства владельца, чернильницы могли быть украшены цветными эмалями. Ценность и значимость чернильниц подчеркивает и то, что почти все они в XVI- XVII веках являлись переносными, то есть владелец не мог иметь несколько чернильниц и всегда носил имеющуюся с собой. А для удобства переноса, на чернильнице была цепочка, которую можно было надеть на шею или на пояс. Некоторые из них снабжены и перницей - специальным футляром для гусиных писчих перьев. Таким образом, чернильницы были еще и атрибутом одежды у разного рода писарей, казначеев, сборщиков налогов. Довольно долго, вплоть до конца XIX века использовались они в церковной и монастырской среде, откуда многие из них и попали в музей. 
Теперь, понимая значимость и ограниченную в свое время распространенность подвесных чернильниц, мы можем сказать, что музей обладает весьма ценной исторической коллекцией подвесных медных чернильниц. 

сайт_коллекция подвесных чернильниц. Медь, литье. Россия..jpg

*Фотография из фондов ГАУК ТО «Тюменское музейно-просветительское объединение»


10. Паникадило. Железо, ковка. Россия.  Вторая пол. XVII в.

В каталоге музея при Тюменском Александровском реальном училище, изданном в Тюмени в 1905 году,  значится предмет: «Древнее паникадило в 22 сантиметра диаметром из железа.  Пожертвовано Н. М. Чукмалдиным». Этот предмет сохранился, и в наши дни он является украшением коллекции «Металл», той ее части, в которой хранятся  памятники древнерусской  культуры.

XVII век можно назвать эпохой расцвета русского кованого железа. Кузнецы превращали простые вещи в произведения, которые  со временем стали  исторической и художественной ценностью.

В убранстве церквей немаловажную роль играли светильники со множеством свечей  или лампад, зажигавшихся  в торжественные моменты богослужения.  Еще в  XVI веке русские мастера познакомились с образцами осветительной арматуры, привозимой из Западной Европы. Эти образцы утвердились в русском производстве и часто вырабатывались именно в кованом железе, что было более доступно и привычно русскому мастеру. Примечательно, что наше паникадило орнаментально абсолютно «русское»: оно украшено  излюбленным «травным» орнаментом - «репьями» и «усами растений», что имеет древнюю семантику, связанную  с жизнеутверждающими силами  природы.

 Сегодня паникадило, почерневшее от времени, выглядит довольно «сурово». А ведь оно изначально не только формами орнамента, но и цветом было «веселым», ярким. Его кованая  поверхность была раскрашена: маленькие лампады были красно-оранжевыми – ведь в них горел огонь, детали стержня – зеленоватые -  ведь они символизировали стебель растения, а  «репьи», похожие на маленькие солнышки, были золотисто- желтыми. Остается только представить,  как играли краски в свете лампад.

железо_сайт.jpg

*Фотография из фондов ГАУК ТО «Тюменское музейно-просветительское объединение»


           



Серия заметок «Ветераны музея»

Сотрудникам Тюменского музейно-просветительского объединения было задано несколько вопросов относительно их работы в музее:

- Когда и как началась Ваша музейная биография?

- Что Вам больше всего нравится в вашей профессии?

- Что эксклюзивного в Вашей работе?

- Знаковые события в профессиональной сфере?


Некоторые из них поделились своими воспоминаниями о жизни в музее.


Ольга Геннадьевна Аверина - методист по музейно-образовательной деятельности структурного подразделения «Музейный комплекс им. И.Я Словцова»

В сентябре 2010 г. я пришла работать в тюменский музей ИЗО. Деятельность для меня была совершенно новой, до этого я преподавала в художественной школе. Почти сразу поняла, что музей – это моё. Я люблю людей, а в профессии экскурсовода, медиатора главное – живое общение с людьми – коллегами и посетителями. Считаю, что тот, кто ведёт экскурсии,  должен быть немного психологом и желательно иметь способность к эмпатии. Вообще, это профессия для экстравертов. 

А ещё, работая в музейном комплексе имени Словцова, я чувствую себя эдакой помесью гордого первопроходца с осторожным сапёром, ведь мы строим новый музей. Первый партиципаторный музей в Тюменской области!

Наверное, самое важное для человека в наше время – это умение постоянно чему-то учиться. Для меня знаковыми событиями в профессиональной сфере стал Интермузей 2019 и Уральская индустриальная биеннале в Тюмени на площадке Музейного комплекса им. Словцова.


Евгений Альбертович Бушаров - методист по музейно-образовательной деятельности структурного подразделения «Музейный комплекс им. И.Я Словцова»

1. Моя музейная биография началась в сентябре 1981г., когда я, выпускник исторического факультета ТюмГУ пришел на собеседование с и.о. директора Тюменского областного музея Н.И. Сабитовой. Договорились, что я выйду на работу в следующем месяце, а пока буду знакомиться с основами музейного дела по учебникам. Приступил к работе с 1 октября в должности методиста по музеям на общественных началах, а  через 1,5 года (в марте 1983 г.) перешел в филиал младшим научным сотрудником, меня привлекло предстоящее общение с ветеранами Гражданской войны.

2. Изучение подлинных предметов событий истории, общение с посетителями и носителями информации, создание экспозиций по темам исследования и комплектование предметов для фондов музея. Нравится проведение экскурсий и чтение лекций для разных аудиторий. 

3. В работе навсегда запомнились встречи с ветеранами Гражданской войны, поиск информации в архивах, от родственников участников гражданской войны. Это было в 1980-х годах. А в течение следующих 10 лет вместе с коллективом музея «Усадьба Колокольниковых» проводил городские турниры «Знатоки истории» в рамках общенационального конкурса «Великие имена России».

4. - Создание кабинета начальника 51 стрелковой дивизии В.К. Блюхера (середине 90-х гг.)

- Походы по местам боев 51 стрелковой дивизии в Тюменской области (1980-е гг.).

- Экспедиции по каторжным винокуренным заводам в Тобольской губернии (2000-е гг.)

- Работа в архивах Тюмени, Тобольска, Омска, Перми, Москвы (80-е – 00-гг.).

- Переписка с гражданами РСФСР, Болгарии, США по краеведческой тематике.

- Публикация краеведческих исследований в периодической печати, научных сборниках, в ежегодниках Тюменского областного музея.

- Создание временных (ежегодных) выставок на базе музея «Усадьба Колокольниковых». Некоторые из них («За перевалом Саланг», «Интернационалисты и миротворцы в горячих точках») оказались довольно сложными в эмоциональном плане.  


Марина Геннадьевна Вольхина - старший научный сотрудник центра учета, хранени и популяризации музейных фондов 

1. Я пришла работать в Краеведческий музей 12 августа 1988 г. Музей в то время был «на подъеме» – один за другим открывались новые филиалы, в которых создавались современные для того времени условия. Было много интересной работы для меня, в которую я сразу «окунулась с головой», я практически сразу почувствовала, что музей – мое место.

Первая должность – младший научный сотрудник научно-просветительного отдела. Первая выставка, по которой я водила экскурсию, работает с успехом и сейчас, это выставка «Музей и природа» в «Городской Думе». Кроме того, организовывала рекламу новых выставок, приглашая  средства массовой информации Тюмени на их открытие, а также сама регулярно писала в тюменские газеты рекламные статьи и выступала с рекламой на телевидении. Под моим кураторством был еще и выпуск печатной продукции (афиши, буклеты, закладки и др.). Работала с издательствами и художниками, которые делали макеты для издательской печати. В дальнейшем была работа в научно-экспозиционном и научно-методическом отделах. С 1993 г. работаю в фондах.

2.  Разнообразие! Кроме того, моя работа дает мне возможность постоянного профессионального и личностного роста. За все трудовое время я попробовала себя в разных видах работ. Я проводила и провожу экскурсии и мероприятия, занималась и занимаюсь научной работой, писала серьезные каталоги и популярные статьи, выступала на конференциях, разрабатывала экспозиционные проекты большие и маленькие – для наших музеев и музеев области, страны и за рубежом.  Училась у методистов музеев Москвы и Петербурга, и сама проводила методические учебы для молодых сотрудников и сотрудников муниципальных музеев. Множество раз ездила в экспедиции по комплектованию музейных предметов по всему югу Тюменской области.

3. Эксклюзивный – означает исключительный, неповторимый, единственный в своем роде. Любая фондовая коллекция эксклюзивна по своему составу, истории комплектования. В каждой есть нечто такое, чего нет ни в одном другом музее.

4. Остались воспоминания об экспедициях по комплектованию музейных фондов (1990-2000), результатом которых явилось пополнение коллекций по этнической культуре и истории народов юга Тюменской области. Среди привезенных предметов есть очень редкие, имеющие безусловное историческое и культурное значение. Все предметы изучаются, экспонируются и служат людям.

- Работа над каталогом «Творчество народов Тюменской области» в  издательстве Москвы. 2000 г.

- Выставка «Сибирские татары» в г. Лешно, Республика Польша. 1990 г.

- Выставка «Сибирские реликвии в Московском Кремле» (в Колокольне Ивана Великого). 2000 г.

- Перемещение коллекций «Металл» и «Прочие» из старого фондохранилища в новое. 2018 год – период создания нового фондохранилища с элементами открытого хранения, освоение новых методик.


Демчук Гульнара Геннадьевна - заведующий структурным подразделением Музейного комплекса им. И.Я. Словцова

1. После второго декрета, мне  очень хотелось заниматься чем-то интересным, попробовав себя в «своем печатно-инфомационном» бизнесе, решила, что культура и искусство меня интересует больше и это именно то, чем я хотела заниматься. Летом 2013 года я прошла собеседование и была принята на должность заведующего отделом гостеприимства и экскурсионного обслуживания. Я просто влюбилась в свою работу! Экскурсию по городу я сдала со второго раза, для меня это был подвиг. Предварительно «я сдавала ее» для своей семьи, друзей, замучила всех. Но результатом была довольна. Огромное спасибо Никифоровой Л.И. и Кукарской Т.М. за терпение, наставничество и дружбу.

2. В этой профессии я могу оставаться самой собой, знаю, что занимаюсь своим делом и при этом получаю удивительные знания и навыки, которые бы точно не получила в другой сфере деятельности. «Если Вы машете крылом знаний и не машете крылом опыта – Вы разобьетесь», - сказал мудрец. Может опыта у меня пока немного, но иногда мне удается поделиться им, передать что-то людям, которые меня окружают. Меня это радует.

3. Не было и дня в моей работе, когда я не увидела или не узнала что-то новое. Сегодня – фарфор, завтра – подвиги героев тюменцев, далее – японские куклы, самовары, обереги, концепции, лекции, мастер-классы…  Этот эксклюзивный список можно продолжать до бесконечности.

4. Безусловно, самое значимое событие в моей профессиональной жизни –  участие в XXII олимпийских и XI паралимпийских Зимних играх 2014 года в г. Сочи в качестве экскурсовода на выставке, представляющую Тюменскую область. Очень ответственное мероприятие, которое вдохновило меня к дальнейшему развитию. Там же произошло знакомство с человеком, который играет в моей профессиональной жизни важную роль учителя.

Летом 2014 года мне посчастливилось принимать участие в уникальном, для того времени, интерактивном проекте «Православная Русь. Моя история. Романовы». Сегодня мы знаем, что проект развился в мультимедийный исторический парк «Россия – Моя история», который представлен в нескольких городах.

И совсем неожиданное, конечно, знаковое событие в августе 2017 года –работа в качестве заведующего музейными объектами. Именно это сделало меня такой, какой я сейчас являюсь. Надеюсь, что и дальнейшие знаковые события будут яркими и дающими стимул двигаться только вперед.

В ближайшие годы планируется изменение концепции развития некоторых музейных объектов. К примеру, одно из старейших зданий в городе, бывшее его административным центром на протяжении более 80 лет, музей «Городская Дума» станет частью музейного комплекса, посвященного истории Тюмени. С применением современных подходов в музейном деле, мультимедийных технологий будет показана история города в ее ретроспективе.

Подобная трансформация музея не только даст возможность жителям и гостям Тюмени больше узнать о городе, но и станет базой для развития культурно-просветительской деятельности музея в области краеведения.


Владимир Игоревич Карпухин - старший научный сотрудник центра учета, хранения и популяризации музейных фондов 

1. В Тюменский областной краеведческий музей я пришел в начале ноября 1991 г. Я был студентом, учился на предпоследнем курсе исторического факультета. О музейной работе я практически ничего не знал. Из музейных сотрудников я в то время знал только Юлию Александровну Речкалову, мы были знакомы через археологический кружок ТГУ, но она была в экспедиции на севере, поэтому с ней я посоветоваться не мог. Директор музея Татьяна Михайловна Исламова предложила мне поработать в отделе фондов, в то время располагавшемся в Спасской церкви. Вот так и началась моя музейная биография. Сначала я был лаборантом, составлял описи на археологические коллекции, затем сделал первую свою выставку «Дальневосточная коллекция из фондов ТОКМ». Выставка была устроена в филиале «Городская Дума» на втором этаже. Позднее я стал хранителем нумизматики и оружия.

2. С детства я любил историю, хотел быть историком, и стал им. Как хранитель, я каждый день соприкасаюсь с Историей. Монеты римских императоров, золотоордынских ханов, российских императоров. Эпохи, страны и народы проходят через мои руки, когда я обрабатываю коллекцию, выкладываю её в Госкаталог. Вот – русские доспехи XVII, а вот – оружие времён Наполеоновских войн или Первой Мировой. Сегодня я описываю деньги Гражданской войны, а завтра — артефакты Сталинградской битвы. Это здорово.

3. Я занимаюсь любимым делом. Мне очень хорошо в музее, я считаю, что у меня лучшая в мире работа.

4. Моя работа хороша своей разноплановостью. Выставка – это всегда прилив адреналина. Каждый раз выкладываешься, стремишься воплотить свои знания в яркий и запоминающийся проект. В памяти осталась «Музейная революция», когда мы впервые опробовали новую форму – открытое фондохранение. Еще одно направление моей профессиональной деятельности – проведение экскурсий. Я вижу реакцию людей, для меня очень важно заинтересовать их, получить обратную связь.

Новый музей ставит новые задачи – это новые вызовы, новые победы, новые достижения.


Наталья Александровна Паромова - главный научный сотрудник отдела музейных технологий

140 лет – дата, связанная с историей Краеведческого музея, основанного Иваном Яковлевичем Словцовым. Я трудилась в Музее изобразительных искусств – бывшей картинной галерее (основана по приказу Совета Министров РСФСР в 1956 г.). Сейчас художественные коллекции бывшего Музея ИЗО составляют неотъемлемую часть фондов Музейного комплекса им. И.Я. Словцова.

Любовь к литературе, искусству, музыке с детства во мне заложил отец.  Когда  семьёй приезжали куда-нибудь в отпуск, первым делом шли в музей. Я решила, что  стану искусствоведом  ещё в 8 классе. Ходила в областную библиотеку, брала книги о художниках и делала конспекты в «толстых» 40-листовых тетрадках, готовясь к поступлению в ВУЗ – Уральский Госуниверситет (г. Свердловск, ныне Екатеринбург).

Работать в музее начала в 1969 г. и с определёнными перерывами работаю до сих пор. Будучи студенткой заочного отделения университета (филологический факультет, кафедра истории искусств профессора Б.В. Павловского),  была принята на работу в картинную галерею на должность библиотекаря. Но, поскольку библиотека составляла 5 небольших шкафов, стала активно водить экскурсии и помогала делать выставки. 

Первая командировка состоялась в 1970 г.  Это была незабываемая поездка  с выставкой детского творчества в районные центры:  Ялуторовск, село Омутинское, где можно было утонуть в грязи и умереть с голоду. А также село Вагай,  где каждый второй житель по субботам « оттягивался со вкусом», употребляя «горькую», а вот Ишим – после этих мест показался прекрасным культурным центром. А ещё в 1972 г.  было чтение лекций на Севере, на трассе газопровода. Города и посёлки, которые посетила по маршруту, выбранному областным комитетом комсомола. В 70-е годы  посещать  музеи и выставки было модно. Это явление изучалось социальными психологами, как «музейный бум». В Европе это явление сохранилось. А у нас в России – не везде.

Бесценным опытом в моей профессиональной деятельности стала работа экскурсоводом в Русском музее (Ленинград, ныне Санкт-Петербург). Незабываемы ежедневные соприкосновения с шедеврами русской живописи и именами великих художников, занятия и общение с сотрудниками, которые составляли элиту музея.

Музейный комплекс им. И.Я. Словцова – это огромные возможности, значительные фонды, прекрасные помещения, которым могут позавидовать многие иные музеи. Каковы перспективы развития? Гармоничное содружество краеведческих и художественных коллекций, глубокое изучение фондов, создание выставок раритетов, широкие межмузейные  связи с  сибирскими и уральскими музеями. И, конечно, просветительская деятельность. Для реализации всего этого необходимо главное – любовь к своему делу и полноценная отдача ему.


Юлия Александровна Речкалова - Заведующий центром консервации и реставрации Управления исследования и популяризации музейных фондов, ветеран труда, член Союза реставраторов России

В музей пришла сразу после школы. Начинала смотрителем в Музее геологии, нефти и газа. Через год перешла в фонды лаборантом. Затем – научным сотрудником…

Моя первая экспедиция (археологическая) состоялась в 1984 году. По стечению обстоятельств – как раз с Тюменским краеведческим музеем на Андреевском озере. Оттуда и пошла моя непреходящая любовь к этому замечательному, даже сказала бы – сакральному – месту. Первая моя этнографическая экспедиция в Упоровский район состоялась в 1987 году. Это был мой первый опыт сбора предметов, информации. Мы были вместе с Ларисой Ивановой. Именно в этой экспедиции случилось с нами такое происшествие. Где-то в огородах подобрали авиационную мину, везли её на трясущемся автобусе «Кубань», придерживая ногой, чтобы не сильно болтало. А когда приехали, знающие люди определили, что мина не обезврежена. Вызвали специалистов, с мигалками и оцеплением вывезли мину на полигон и уничтожили. Сейчас смешно, а тогда … Вот так я и училась учетно-хранительской работе.

Затем было много экспедиций по Северу Тюменской области. Это моя вторая любовь и привязанность на всю жизнь. Кондинский район, Яр-Салинский, Шурышкарский, Красноселькупский… Экспедиции длились, бывало, по полтора месяца. Один раз мы забрались в дальнюю хантыйскую деревню на последнем катере в сентябре, затем река обмелела, стало холодно, но льда долго не было, и снег не выпадал. Выбраться ни по реке, ни на оленях по земле не было возможности. Так и жили там, учились выделывать шкуры, охотиться, ловить рыбу, плести из бисера. В итоге вернулись к середине ноября. Сейчас, проходя по фондам, глядя на собранные когда-то мною предметы, невольно вспоминаются экспедиционные истории.

Время, когда было создано музейное объединение, многими воспринимается как новый этап для музея. Мы пережили переезд коллекций. За два года удалось не только разложить, сверить предметы, организовать хранение, но и осуществить проект «Открытые фонды».

В новых условиях очень важно развивать реставрационную деятельность, создать серьезный, мощный, профессиональный реставрационный центр. Желаю всем энергии для воплощения самых дерзких музейных проектов. Успешной командной работы и благодарных посетителей! 


Евгения Николаевна Рябова - методист по музейно-образовательной деятельности отдела музейных технологий

В начале 90-х годов ХХ века в городе Тюмени уже велись работы по проектированию нового здания музея с современным помещением фондохранения  и  залами, пригодными для создания выставок новейшего формата.  Новому зданию – новые сотрудники!  В 1993 году Тюменский государственный институт искусств и культуры набирал экспериментальную группу студентов на специальность  «Музейное дело и охрана памятников».  Я была в числе этих студентов.  Для нашего обучения привлекались лучшие преподаватели института и Тюменского государственного университета.  Отдельные курсы читали сотрудники Тюменского областного музея изобразительных искусств, Тюменского областного краеведческого музея и Института проблем освоения Севера Сибирского отделения  Российской Академии наук.

После института, я пришла на работу в музей не сразу. Успела сменить несколько учреждений и специальностей. В Музей изобразительных искусств я была принята на работу в качестве экскурсовода 19 октября 2011 года. Мне и помнить об этом необязательно, вот уже 8 лет я использую эти цифры на своем рабочем компьютере.

За это время было большое количество разных выставок, посвящённых разным эпохам, стилям, направлениям в искусстве, творчеству художников, знаменательным датам и праздникам, подготовлены циклы мультимедийных мероприятий. В работе с разными категориями посетителей есть свои особенности, и одной из самых сложных, но самых интересных является детская аудитория. Оперативно найти подход к группе, «зацепить» и удержать внимание, а главное – «удержать лицо» в ответ на некоторые детские высказывания.

«Ребята, а каких волшебных птиц вы знаете по сказкам? – Золотая рыбка!».

«Автопортрет – это портрет, написанный машиной!»

«Как зовут самого известного сказочного скульптора, он сделал из полена Буратино?

– Папа Карлсон!»

«Ребята, посмотрите на портрет молодой девушки с розой в волосах. Его написал известный итальянский художник Пьетро Антонио деи Ротари. Давайте подумаем, какой была девушка, которую написал художник? – Вседоступная!»

Или вот такую реплику в конце экскурсии: «Да! Ещё не на все ответы придуманы вопросы».

Работа экскурсовода  в музее одна из самых интересных. Она позволяет себя реализовывать в самых разных областях: теоретических исследованиях, психологии, педагогике и даже в актерском мастерстве. И, хотя сейчас, я не часто выхожу на группы, в душе я всегда останусь музейным экскурсоводом.


Валентина Ивановна Семёнова - доктор культурологии, профессор Тюменского государственного института культуры 

Музей – наивысшее проявление культуры. В музеях собрано и хранятся наше национальное достояние. Музейные предметы – это ценные источники, подлинные свидетельства нашего общего прошлого. 

Каждый музейщик в своей работе имеет возможность первым встретиться с новым материалом, сделать открытие, изучить и опубликовать источник, сделать его всеобщим достоянием. В этом заключается уникальность профессии.

Современный музей становится важным культурным центром. Его социальная миссия – увидеть и собрать предметы музейного значения, дать им вторую жизнь. Они являются источником знаний о прошлом и фундаментом нашего будущего.

Тюменский музей – один из замечательных музеев нашей страны. О нем написано за 140 лет больше, чем о других музеях Западной Сибири. Он прочно занял позиции в культурном пространстве страны. Любите музей!

1.   Мой стаж в отрасли, если с археологией – с 1979, в музее – с 1983,

преподаю музейщикам – с 1993 г. По сей день считаю себя музейщиком.

2. Работа с коллекциями, музейными предметами.

3. Каждый музейщик может первым встретиться в работе с каким-то новым материалом, сделать открытие, изучить и опубликовать источник, сделать его всеобщим достоянием.

4.

- Создание сети музеев в памятниках архитектуры города Тюмени в 1980-90-е гг. («Усадьба Колокольникова», «Дом Машарова», «Церковь Петра и Павла», «Городская Дума», музей-заповедник на озере Андреевском, музей «Геологии, нефти и газа»).

- Начало проектирования нового музейного здания, о котором мечтал Н. Чукмалдин, преобретая коллекции у И.Я. Словцова, для публичного тюменского музея.

- Строительство нового музейного комплекса.

- Открытие в институте культуры подготовки  кадров для музейного дела (с 1993 г.).

- Проведение конференции «Словцовские чтения» (с 1989 к 110-летию музея) и многое другое.

Спасибо музею за то, что я принимала в этом участие наравне со своими замечательными коллегами: А.Л. Соловьевой, Н.И. Хановой, С.В. Павловой, В.А. Чупиным, С.Г. и С.Ю. Пархимовичами,  М.Г. Вольхиной, Т.А. Курбатовой, Н.Н. Андриановой, Л.В, Ивановой, Т.Н. Мироновой, Ю.А. Речкаловой, И.В. Карпухиным, Е.Н. Романовой и другими глубокоуважаемыми музейщиками.


Альбина Леонидовна Соловьева - архивариус службы организационной деятельности и делопроизводства Управления правового и кадрового регулирования

1. Музейная биография началась  в 1978 году. За год  до столетнего юбилея музея. Выбор был не случаен. К тому времени у меня был  уже достаточно большой педагогический стаж. Работа в школе интересная, но хотелось  большего.  С  музеем была знакома и раньше (в студенчестве – обучение на курсах экскурсоводов города, в школе – музей проводил цикл занятий для учителей по краеведению). Организатором занятий была зав. отделом пропаганды  Седых Л.Н. Поражала глубина ее знаний, эрудиция и увлеченность. И сам музей казался каким-то необычным, притягательным. Все это повлияло на  мое решение. Директор музея А.И. Шубина предложила на выбор две должности – зав. дореволюционным отделом (отдел истории досоветского прошлого) и зав. отделом истории советского общества, и посоветовала первый, поскольку и сама начинала работу в этом отделе. 

Месяц на подготовку экскурсии (сдавали по всем экспозициям – от отдела природы до современности).   Небольшой коллектив, все молодые.  Зарплата научных сотрудников была маленькая, поэтому задерживались не надолго. У заведующих чуть повыше. В начале 1980-х сложился достаточно прочный и постоянный коллектив энтузиастов. «Костяк» музея – Сабитова Н.И., зам. Директора; Седых Л.Н., зав отделом пропаганды и Сатюкова Л.М., гл. хранитель фондов. Вместе со мной пришла Коровина (Мастёркина) И.Г. на должность зав. отделом природы, чуть позднее – Гаврилова Н.Ю. на советский отдел. Все, кроме отдела пропаганды и фондов сидели в одном кабинете.

2. Работа захватывала. Жизнь была очень насыщенной. Экскурсии, лекции, комплектование (а  это, как правило, встречи и общение с интересными, незаурядными людьми), в Тюмени и по всей области.  Исследовательская деятельность, создание выставок. Кроме того, музей был методическим центром для всей области. Мы проводили занятия на базе музея и выездные. Оказывали методическую помощь музеям города, государственным, общественным. Помогали не только теорией, но и практически – вместе проводили раскладку предметов по комплексам, создавали экспозиции. Сами учились, очень часто были на стажировках в музеях страны, на курсах повышения квалификации в Москве, Ленинграде. За время работы в музее пришлось побывать буквально во всех уголках области, от южных районов до Ямала. Сбор материалов был очень интенсивный: этнография, современность.  Увидеть, запечатлеть, скомплектовать  и сохранить  для потомков.   1980-е гг. – пожалуй, самый интересный период. Тюмень в центре внимания страны.

До места, где шло строительство газопровода «Уренгой-Помары-Ужгород»  добирались на вертолете. Поднимались на буровую вышку, чтобы своими глазами видеть в каких условиях работают нефтяники. Были в жилищах ненцев, казахов, татар, знакомились с их бытом, занятиями. Везли в музей предметы в неподъемных мешках.  Работа в архивах настолько увлекала, что усталость не замечали. Зато была радость, когда удавалось найти интересный документ по теме исследования.

3. Любую творческую работу в музее можно считать эксклюзивной, будь то комплектование, исследование истории предмета или создание выставки.